Почему родители - лучшие учителя для своего ребенка

Почему родители - лучшие учителя для своего ребенка
  1. Мы многого не знаем и каждое наше незнание – повод показать сыну, как искать и анализировать информацию. Мы не держимся за багаж каких-то сведений, а легко признаем свои ошибки и пробелы. И чаще всего вместо готового ответа пожимаем плечами и опять лезем в интернет, а ребенок выглядывает из-за нашего плеча и старается найти ответ быстрее. И вот уже он нам рассказывает как все было и насмехается, что мы не знаем элементарных вещей. Тут он, кстати, не прав, мы тоже становимся от этих занятий умнее.
  2. Мы кое-что знаем и это ого-го какие знания, раз они зацепились в нашей памяти на добрую четверть века. В одних случаях чувствуешь себя сказителем, передающим сакральные истории. В других – рассказываешь всякие байки и стишки сомнительного содержания, а заодно налипшие к ним полезные сведения (ну вы же помните: “биссектриса, это такая крыса…”). В третьих – у двух родителей “не сходятся показания” и ребенок становится свидетелем целого научного диспута. Все это придает параграфу из учебника особый смысл: ученые, исторические персонажи, литературные герои и некоторые неодушевленные объекты – все попавшие в этот счастливый круг эмоционально окрашенных знаний, становятся родными и любимыми. Таких не забывают.
  3. Мы не оцениваем своего ребенка и не сравниваем с другими. Я не знаю, как поступают родители нескольких детей, но у нас один сын и просто не с кем сравнивать, кроме него самого. И даже в тех предметах, где у ребенка серьезные трудности, он всегда прогрессирует, всегда сегодня лучше справляется, чем месяц назад. А только это и имеет значение.
  4. Мы верим в ребенка, как не будет верить никто и никогда. Школьной системе важны не достижения ученика, а его ошибки. Есть хорошие учителя, умеющие это компенсировать, но каждый ли ребенок, получив двойку, слышит от учителя: “Зато вот тут ты молодец, все сделал правильно, хотя задание было непростым”? Но мы-то знаем, насколько ребенок подготовлен, знаем про его сильные и слабые стороны. И если вдруг ребенок завалит экзамен, он не станет в наших глазах глупее. Ведь “двойка” на экзамене – это просто повод подучить предмет получше, и только.
  5. Мы знаем своего ребенка и знаем, что ему интересно. Разбираясь с программой начальной школы, я обнаружила что в ней заложены знания и навыки как раз те, к которым ребенок стремится в этом возрасте (читать-писать-считать), но при этом отработка навыков никак не согласуется с теми способами, которыми ребенок хотел бы их применять (Если вы мне скажете, что есть учителя, которые это компенсируют – я охотно поверю. Но саму систему, выстроенную по принципу: “сначала научитесь плавать, а потом нальем воды” это никак не обеляет). А мы можем подобрать правильную мотивацию, увлечь. Причем как придумать свой подход, так и поискать в интернете чужие идеи, их множество, но только мы можем выбрать что-то подходящее именно нашему ребенку.
  6. Мы обязаны наладить контакт с ребенком. У нас просто нет выбора. Что бы ни случилось – нам с ним жить еще долгие годы и хочется, чтобы эта жизнь всем была в радость. После беспечного дошкольного детства необходимость готовить ребенка к школьным экзаменам и правда может стать испытанием отношений. Но в наших силах пройти это испытание, сохранив контакт. Таких испытаний будет еще много, даже независимо от формы обучения ребенка. И тот опыт, когда мы первый раз нашли с ребенком компромисс и договорились, когда задавили в себе учителя и нашли человека – будет нам помогать.
  7. Мы вместе составляем карту знаний, выбираем темп обучения. Если стоит такая задача – можем действовать максимально эффективно. И мы учим все темы, весь заданный объем знаний по предмету (иногда из-за этого дети просятся обратно в школу, где есть возможность “сачковать”). Даже если что-то со временем забудется, каркас связей остается надолго. И межпредметных связей в том числе, поскольку обращаясь к новым предметам мы не забываем, что было на предыдущих.
  8. Мы понимаем, что многие трудности ребенка наследственные. Знаем, как с ними справляться и на своей шкуре проверили, что это не конец света. Да и вообще думаем, что любые трудности в учебе сейчас, никак не скажутся на успехе и счастье ребенка в будущем.
  9. Мы не просто учимся, мы живем. Если на минуту отвлечься от ожидания экзаменов, можно вспомнить, что главная часть учебы все-таки не они. Мы отводим на уроки для школы час-полтора в день, но есть и множество других часов, которые мы проводим вместе. Настоящие, жизненные, уроки маскируются под какие-то бытовые проблемы, игры, разговоры, совместное чтение и просмотр фильмов. Дома и на улице, в комфортной обстановке и в движении, всегда оправданные задачей, которую нужно решить, необходимостью или любопытством.
  10. Мы не нуждаемся в методиках, написанных под “усредненного ученика”. У нас есть ребенок, который с нашей помощью научился ходить и говорить, читать и писать. И даже если мы увлекались когда-то ранним развитием и читали книжки по воспитанию, все мгновенно летело в сторону, если не давало результатов, не было одобрено нашим единственным учеником. Так почему же что-то должно измениться, когда он подрос? Неужели научить математике и истории труднее, чем научить ходить и говорить? Ведь все получилось не потому, что мы такие гениальные учителя. Просто в ребенке уже заложена способность учиться, а наша задача быть где-то рядом, помочь сделать первый шаг, подбодрить, если упал, не скрывать гордости, когда он побежит быстрее нас. И в общем-то и сейчас ничего не изменилось.
В заключение хотелось бы заметить, что можно стать хорошим учителем своему ребенку, даже если ребенок ходит в школу. И то, что родители такие хорошие учителя, совсем не исключает наличия в жизни ребенка других хороших учителей (с пед. образовнием или без него).
Аватар evjenyikrichvalyvshi Евгения Кричфалувши
Журналист/Kinderslove
Просмотров: 232 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar