Жестокие методы воспитания, которые 100 лет назад были нормой

Жестокие методы воспитания, которые 100 лет назад были нормой
В современном мире насилие в любом его проявлении вне закона. Во многих странах бить детей запрещено законом. А у нас в стране не прекращаются споры о том, где находится та грань, за которой наступает уголовная или административная ответственность взрослых за причинение физической боли ребенку.

Кто-то считает рукоприкладство недопустимым, а для кого-то это крайняя мера. Наши родители в воспитательных целях могли дать нам заслуженный подзатыльник или всыпать ремня за серьезную провинность. Сейчас  же за такие силовые методы воспитания можно загреметь на 15 суток за решетку, а то и вовсе лишиться родительских прав. Про школу и говорить нечего —  учителя не имеют права даже пальцем тронуть ребенка. Наказывать могут только родители.

Как в старину наказывали детей за проступки

Но такие времена были не всегда. В патриархальной стране со строгим подчинением младших старшим детей ждала участь экзекуций. В Священном писании черным по белому говорится: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына».

О том, что малолетних надо время от времени поколачивать, писали в XV веке в первом своде житейских законов «Домострое»: «Любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а когда и побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей».

Традиции рукоприкладства продолжились и в XVII и XVIII веках. Екатерина II, увлекающаяся европейским идеями Просвещения, пыталась приостановить издевательства над детьми, даже запротоколировала это документально в «Жалованной грамоте дворянству». Но весь следующий век и даже начало ХХ в гимназиях и училищах про запреты то забывали, то снова вспоминали, то опять забывали. А дома ребенок получал сполна за провинности, так сказать, по старой традиции. Как же наказывали детей в дореволюционной России?

Порка розгами

Этого телесного наказания не избежали ни отпрыски знатных родов, ни ребятня попроще, не говоря уже о рабах-крепостных. Порка розгами была официально разрешена и прописана в уставах гимназий и училищ с веления Николая I. Император озлобился на молодых людей после восстания декабристов — поколения аристократов, воспитанных без физический истязаний. Кстати, император, несмотря на свой высокий статус, в детстве тоже был бит розгами, а еще линейками и ружейными шомполами — это была воспитательная дрессура его наставника немца Ламздорфа.

Розги — это пучок связанных тонких прутьев. Их специально готовили к экзекуции, вымачивая в соленом растворе для гибкости прутьев.  Удары наносили по голому телу, и наказание превращалось для гимназистов в настоящую пытку — соль попадала в раны.

В учебных заведения была шкала наказаний, где прописывали, за какую провинность сколько ударов полагается нарушителю, а исполнял наказание учитель. Чаще били малышей начальных классов, хотя негласно получали и старшие по возрасту гимназисты.

Девочек не трогали, для них были другие карательные меры. А мальчишек дубасили не только розгами, но и веревками, палками и плетьми. Бедолаги терпели и принимали это как данность. Времена были такие, мало кому удалось прожить жизнь без боли от насилия. Особенно в этом вопросе отличались духовные семинарии. Там «усмиряли дух» учащихся и взрослые наставники, и сверстники-воспитанники, отыгрываясь на младших.

В середине XIX века наказание розгами в учебных заведениях запретили, но оно не исчезло совсем. Окончательно это позорное явление исчезло из жизни народа после 1917 года.

В семье, за закрытыми дверями, детям доставалось не меньше, чем в гимназиях. Помните Ваньку Жукова из чеховского рассказа, которого отдали в ученье к сапожнику и который просил дедушку забрать его от мучений?

    «А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать».

Издевались не только над несчастными сиротами — в дворянских семьях самодуров тоже хватало. Писатель Иван Сергеевич Тургенев  в детстве настрадался от своей властной и жестокой матери: «Драли меня за всякие пустяки, чуть не каждый день». А Максим Горький описывал в  автобиографической повести «Детство» свое пребывание в доме родного деда  Василия Каширина, когда его чуть не засекли до потери сознания.

Карцер

Сейчас штрафные изоляторы для особо злостных нарушителей есть только в тюрьмах, и невозможно себе представить, что это ужасное помещение для пыток могли использовать в «педагогических» целях. А ведь такая практика была на протяжении более чем ста лет! Описание карцера, куда отправляли одуматься сорванцов, есть у Салтыкова‑Щедрина: «…Помещение занимало темную и крохотную трехугольную впадину в капитальной стене; на полу этой впадины был брошен набитый соломой тюфяк, около которого была поставлена деревянная табуретка. Двигаться по этой конуре было невозможно… Вот в эту вонючую дыру и заключали преступного школяра, причем не давали ему свечи, а вместо пищи назначали в день три куска черного хлеба и воды».

Между прочим, карцер имелся даже в таком привилегированном заведении, как Царскосельский лицей, в котором учился Пушкин. Там к воспитанникам относились с уважением, до крайней меры не доводили, за нарушения отсаживали на задние парты или лишали права носить мундир лицея. Но сильные проступки не прощали — нарушителей закрывали в карцере.

Как в старину наказывали детей за проступки

Темная комната

Не только физическое наказание способно довести ребенка до нервного срыва, но моральное насилие тоже. В XIX веке практиковалось еще одно наказание —  испытать неокрепшую детскую психику в темных чуланах, нежилых помещениях. Главная героиня в романе Шарлотты Бронте «Джейн Эйр» вспоминает, как ее еще совсем малышкой запирали в Красной комнате, где умер ее дядя.

Поставить на сухой горох

Сейчас никому в голову не придет заставить своего ребенка страдать, стоя коленями на колкой крупе, впивающейся в нежную детскую кожу, кроме совсем уж отмороженных «родителей», как это было в случае с мальчиком, которого ставили коленями на гречку. К счастью, сейчас такие поступки шокируют, они скорее исключение, чем правило.

А в семьях, живших лет 150 тому назад, это было рядовое явление. Нашкодил — отправляйся в угол с горохом, гречкой или солью. Это считалось не самой строгой мерой, бывали и похлеще. И никто не жалел мальцов, у которых после такого воспитания на коленях еще долго оставались вмятины и синяки.

Таскание за волосы

Нам это невозможно представить, а когда-то разгневанный учитель  мог схватить школяра за ухо или за волосы и оттаскать при всем классе. Кричать проказнику было бесполезно. Криком он мог разве что еще больше усугубить свое положение, довести себя до розг или карцера. В исторических справочниках описан случай, когда старшая учительница, разозлившись на девочку, схватила ее за косу, протащила перед всем классом и в коридоре отрезала ученице косу. Помимо боли несчастный ребенок испытал ужасы унижения. Сейчас за такое педагог отправился бы под суд.

Ярмо на шее

Педагогика того времени ужасает изобретательностью в вопросах поругания личности ребенка и жестокостью, с какой применялись воспитательные меры. Например, взрослые наставники «учили» нерадивых учеников, забирая форму и выдавая вместо нее какую-то несуразную одежду, к которой была прикреплена табличка с нелестной информацией о проступке. С позорным ярмом горе-ученик  должен был пройти процесс осознания своей вины и очищения от дурных мыслей, а на деле получал насмешки и издевательства сверстников,  унижение и досаду.

Лишение обеда

Испытание, через которое прошли и наследники аристократических родов, и крестьянские дети. Непослушных и дерзких отпрысков наказывали, не давая им пищи. Например, будущего императора Александра II гувернеры не били розгами, но характер формировали другими страданиями — за провинности лишали встреч с родителями или давали за обедом один только суп.  Ребенка могли и вовсе оставить без еды на какой-то срок, пока не одумается. А в крестьянских домах трапезничать садилась вся семья, и если младший поперек батьки тянулся к чашке с едой или баловался за столом, то сразу же получал от отца или деда деревянной ложкой по лбу.

Черный стол

К девочкам, как правило, наставницы относились более гуманно: телесные методы воспитания для гимназисток были  запрещены, хотя бывали и такие случаи. А  наказание «черный стол» считалось действенным в женском коллективе. Если ученица была замечена в провинности, ее лишали полноценного обеда — она могла принимать пищу только за специальным столом и только стоя.  Кроме того, на нарушительнице порядка должен быть надет особый фартук.
Коленопреклонение

Шалости ребенка могли обернуться для него тяжелым физическим наказанием: после молитвы ребенок должен был встать на колени, подняться в полный рост, а затем снова повторить ритуал, причем столько раз, сколько посчитает нужным его родитель. Взрослые заставляли своего сына стоять в углу на коленях с тяжелыми книгами в руках. Такая неудобная поза буквально через 10 минут становилась страданием, ноги и руки затекали и немели, колени болели, мог повредиться мениск коленного сустава.
Категория: Воспитание детей | Добавил: xrgpro (09.09.2020)
Просмотров: 81 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar